Один в темноте, или первая вылазка на карьерные озёра

Февраль 22, 2013 в Два колеса возят душу

Прошлым летом меня захватило непреодолимое желание совершить поход выходного дня  (и, при помощи и участии друзей, мне это удалось :) ). Для того, чтобы знатно повисеть, нужно, разумеется, хорошее место. «Хорошее место» в моём понимании — это такое место, куда тяжело добираться как пешком, так и автомобилем, а вот велосипедом не очень, и где есть достаточные складки местности или растительность, чтобы безпалевно затусоваться. Такой я любитель уединения.

Так вот, после ночи в лесу возле Красного Хутора я, имеющий крепкое желание этот опыт повторить, стал искать другое подходящее место. Дмитрий предлагал нам собраться без ночёвки (то есть, конечно, ночью, но без спальных мест, а просто так) и провести время с мясом и пивом в южных окрестностях района Осокорки. Поэтому мы втроём с Николаем и Леонидом решили произвести разведку местности: Николай живёт неподалёку и неплохо знает этот район.

Взгляните на карту этой местности с высоты гугловских спутников:

nebrezh

На всякий случай напомню, что север на спутниковых фотографиях всегда вверху, а восток — справа.

Слева видны крыши домиков дачного посёлка Осокорки — там, разумеется, делать нечего. Справа же заметны постройки, похожие на Spice Silo из легендарной Dune — это бассейны-мешалки Бортнической станции аэрации. Довольно-таки милое место, кстати говоря, и туда легко добраться на велосипеде.

Между ними же лежат карьерные озёра Небреж и Тягле, южнее которых виден широкий участок зелени. Благодаря замечательной спутниковой карте (на рисунке ещё не максимальное увеличение) там видно, что имеются как рощицы деревьев, так и травяные луга. Никакой транспорт туда явно не ходит, а пешком идти очень далеко. Так что территория могла оказаться подходящей для славного времяпрепровождения, оставалось проверить наличие проходимых дорог (на снимке видны автомобильные «тропинки»), изучить посещаемость и поискать конкретные локации.

Мы выехали от метро Позняки, после чего я намеревался попасть на улицу Коллекторную, а с неё свернуть на юг в нужном направлении (от восточного края карты это второй поворот с Коллекторной налево). Надо сказать, что Коллекторную я в упор не нашёл :) Николай минут двадцать меня убеждал, что эта заваленная говном тропинка и является улицей, которая хорошо видна из космоса. Вообще же езда по этой дороге приятна любителю постапокалиптики. Тишина, древний строительный мусор, готичные мутно-чёрные лужи булькающей грязи; изредка попадаются навстречу мутанты алкоголической наружности.

Первый поворот налево ведёт к заброшенному песчаному карьеру между озёрами, на снимке его видно как треугольник из белого песка. Песок велосипедистам не друг, так что туда ехать никто не захотел. Как оказалось в последствии, место там всё же интересное, хотя и не подходящее для ночёвок.

Второй поворот вывел нас на грунтовку вдоль озера Мартышев. Сразу становится ясно, что восточный (правый по карте, левый по течению) берег давно облюбован местными жителями в качестве зоны отдыха: вначале и вовсе располагается увеселительное заведение, охраняемое шумной собакой, а дальше на протяжении многих сотен метров грунтовки по берегу виднеются следы постоя любителей отдыха с костром и купанием. В общем, придти на пару часов посидеть можно, но купаться там я как-то не хотел: вода, как мне показалось, грязнее даже основного течения Днепра.

Уже садилось солнце, а мы всё ещё не спеша ехали вдоль берега, посматривая по сторонам и надеясь. Дороги в тех местах отлично везут велосипедиста, и, в основном, так же хороши и для обыкновенной проходимости автомобилей. Пешком же идти с грузом шашлыка и выпивки долговато :) особенно если вы не местный житель. Кстати сказать, на противоположном берегу Мартышева всё плотно застроено приличными недешёвыми коттеджами, так что летними вечерами народу весьма и весьма.

Спутниковой карты, которую я поместил в этой заметке, у меня, к сожалению, тогда с собой не было; а был gps-навигатор в телефоне с кэшем мобильных яндекс-карт. Так вот яндекс относительно этой области немножко врёт — нижний по карте безымянный водоём там нарисован как озеро, без протоки, соединяющей его с Мартышевым. Именно в этот ручеёк мы и упёрлись. Водная преграда неширока, метров 5-7, но переплывать её в компании велосипедов не хотелось. Крайне удивило меня то, что автомобильная колея в этом месте спокойно уходила в воду с обрывистого берега и выныривала на противоположной стороне…

map-mart1

Эта колея хорошо видна на снимке, слева внизу.

Итак, солнце садилось, наступали сумерки, а мы стояли и разглядывали южные берега незнакомого водоёма. Видны были: мутная зелёная вода, камыши, несколько небольших языков песка и пляж побольше — на картинке он в правом нижнем углу. На этом пляже был возведён брезентовый шатёр, пылал костёр и адово зависали какие-то мужчины. Виднелись также их автомобили. Из этого мы сделали вывод, что и переплывать протоку большого смысла нет. И я предложил прокатиться по северному берегу озерца. Со спутника там видна ровная зелёная поверхность, но на самом деле тогда это была трудно проходимая болотистая местность, заросшая высокой травой — осокой, камышом или этим, как его… рогозом. Ну короче везде куда ни посмотри высокая зелёная прямая трава :) К счастью, вдоль берега, хотя и не строго параллельно ему, нашлась старая автомобильная колея, уже порядком заросшая и кое-где затопленная грязью. По ней мы и поехали — медленно и осторожно, в сгущающихся сумерках. Погрузитесь в эту атмосферу: серые тени, стремительно холодеющий сырой воздух, над головой летают какие-то упыри, в зарослях травы издают звуки насекомые, грязная скользкая колея петляет, делая неожиданные повороты, а также резкие, хоть и небольшие, подъёмы и спуски. По обе стороны — зелёные стены, растения выше человека верхом на велосипеде, но мы упорно продвигаемся вперёд, потому что интересно, чем же всё это закончится; и вот путь наш прервался  метрового диаметра ржавой трубой поперёк дороги. Мы остановились, я стал выяснять целесообразность продолжения пути, и для улучшения обзора вылез наверх на трубу. Then suddenly I saw it. Нет, никакой адовой крипоты, просто никак этого не ожидал… Я увидел вяло колышущееся месиво зелени, окружавшее нас со всех сторон, тёмно-синее небо со звёздами, чернеющую рощу вдалеке, и берег водоёма. Труба, на которой я стоял, шла именно к этому берегу, а потом карабкалась на какие-то огромные грязные бочки на поверхности воды… и там, где заросли сменялись чёрной водой, высился когда-то выкрашенный в белое, а теперь весь пошедший ржавыми потёками — не дом, и не грузовой контейнер, а что-то среднее, производившее впечатление корабельной рубки, оторванной от большого корабля, наполовину нависавшее над мутной жижей, а оставшейся частью вкопанной в песок. Отвратительное сооружение было дополнено маячившим рядом, среди травы, электрощитом.

Взгляните ещё раз на снимок, приведенный выше. Справа вверху на воде видна кольцеобразная структура из рыжих точек — это те самые бочки, почти по макушку погруженные в воду.

Вернёмся к нам, в атмосферу:) Вокруг на несколько километров дичь и глушь, заросшие остатки автомобильных дорог, тишина и никого, кроме нас (и адово кутящих мужчин на пляже, метров за четыреста к югу, на другом берегу озера; впрочем, оттуда где я тогда стоял, не было их видно). Неряшливые остатки строения — шершавые от старости металлические стены, ржавчина, сырой воздух, пропитанный болотными испарениями, лиловые сумерки, и, отчетливо выделяющееся в темноте, освещённое оконце в убогой постройке.

Мы не решились зайти в гости к неведомым обитателям мрачного сооружения, и, развернув велосипеды, одели на голову фонарики и покатили назад. По пути мы несколько раз встречали горящие глаза в траве, а затем Леонид, благодаря извилистости тропы и хорошему разгону, провалился вместе с велосипедом в придорожные камыши, чем немало нас позабавил. Уже наступила ночь, когда мы добрались до цивилизации возле станции метро «Славутич», где и разъехались в разные стороны по домам. Но мысленно я периодически до сих пор возвращаюсь к тому одинокому освещённому окну в нелепом домике на воде посреди моря одиночества и запустения… Кому-то ведь там приходится спать. Одному в темноте.